Герои АТО: «После танкового боя под Дебальцевом получил самый дорогой подарок - известие о том, что стану отцом»

Украинские танкисты лоб в лоб столкнулись с вражескими танками Т-72. Три против трех. За 20 минут боя - 3:0 в нашу пользу

12 февраля 2015 года командир танка старший сержант Геннадий Ковальский, кавалер ордена «За мужність», запомнит надолго. Три украинские боевые машины были подтянуты из Артемовска в Логвинов, под Дебальцевом, чтобы прикрывать пехотинцев. Но их ожидал тяжелый танковый бой

- Это произошло утром, около восьми часов. Была на удивление хорошая видимость. Как только наши танки развернулись фронтом, заняли боевые позиции, мы заметили вражеский Т-72. Он нагло открыл огонь по нашей пехоте. Конечно, ответ не заставил себя ждать. Экипаж командира капитана Александра Мороза попал в него первым же выстрелом. «Семьдесятдвойка» мгновенно вспыхнула, и было понятно, что бой еще не закончился. Противник, действительно, очень быстро ответил: пустил снаряд с другой машины в танк, которым управлял Володя Костенко. Защитная система «Булата» спасла его от повреждения. Этим враг себя и разоблачил. Мы одновременно ударили по вражеской машине из трех пушек, когда он попытался отступить. Но экипаж Костенко попал в него осколочно-фугасным снарядом.

Впоследствии появился третий вражеский танк. Времени на размышления не было, всё делали механически. Экипаж Ковальского уничтожил его с первого раза.

- Я мгновенно скорректировал наводчика, и он феноменально справился со своей задачей. Сразу же попали в цель! У нас, в конечном счете, другого варианта не было: или мы, или нас. Дистанция до вражеской машины, которую мы уничтожили, составляла 560 метров. Вообще танки не ведут бой на такой короткой дистанции. Обычно танковые дуэли происходят болем, чем за километр. Поэтому такая близкая дистанция сильно осложняла ситуацию. Но ничего, справились! Видел, как экипаж вражеской «семьдесятдвойки» выпрыгивал из машины и пытался отбежать... Когда я рассказываю, кажется, что это противостояние продолжалось долго. На самом деле тот бой утих минут через двадцать, а может, и скорее.

А в скором времени после того боя старший сержант получил дорогой подарок: он узнал, что станет отцом.

- Сейчас дочери уже два года и три месяца. После того как узнал радостную новость, стало немного не по себе, ведь я четко осознаю, что мы могли быть на месте наших врагов. Нас спасло то, что мы все делали быстрее и точнее. Впрочем, во время боя не все зависит от мастерства и слаженности экипажа. Очень много - и от самой машины. В тот день наша техника нас не подвела. Кстати, потом другие украинские подразделения подбили там еще несколько вражеских танков. А при выходе наших бойцов из Дебальцева мы стояли на прикрытии.

Танкист говорит, что опасных моментов за время службы было немало. Не единожды снаряды пролетали рядом, не раз приходилось применять танк в качестве укрытия и даже ночевать под ним.

- Трудно было в 2014-2015 годах. Часто попадали под обстрелы «Градов», минометов, САУ…  Однажды к нам приехал заместитель командира бригады. Начался мощный обстрел, и он получил тяжелое ранение ноги. Я быстро выбрался из-под танка, где хотел переждать бой, оказал ему первую помощь и вывез его в ближайшую больницу. Ногу спасли. Теперь постоянно общаемся, он благодарит за спасение.

Геннадий шутит, что у танкистов нет необходимости ходить в тренажерный зал. Они и так всегда в надлежащей форме. Довольно часто приходится ремонтировать технику в полевых условиях, а каждая запчасть к танку весит немало.

- Я как командир должен уметь не только управлять экипажем и стрелять, но и ремонтировать машину. На днях посреди поля сползла гусеница. Самостоятельно вытаскивали, ставили на место. А это, поверьте, весьма непросто. Или, например, надо достать аккумулятор из танка. А их там четыре штуки, и каждый весит 75 килограммов. Достать его можно только через люк. Поэтому, бывает, натаскаешься за день больше, чем на какой-нибудь силовой тренировке.

Мужчина рассказывает, что успех работы танковых подразделений очень зависит от пехоты. Без нее они, как без глаз.

- Вот взять ПТУР, который имеет вид просто куска трубы, а человек, который стреляет, лежит. Я из танка его вряд ли замечу. Вражеский танк или БМП я, конечно, увижу, а этот комплекс - нет. А беды от него может быть очень много. Для этого и есть пехота. Мы прикрываем ее огнем из танков, а она помогает нам.

Согласно Минским договоренностям, крупные калибры на фронте не стреляют. Но работы у танкистов хватает. Постоянные боевые дежурства, тренировки по отражению возможных наступлений, обучение менее опытных коллег и совершенствование своих навыков... Всегда надо быть начеку!

Анастасия Олехнович, «Народна армія»